propaganda_red (propaganda_red) wrote,
propaganda_red
propaganda_red

Categories:

Ю. В. Андропов и производительность труда в СССР

К 25-летию со дня смерти Ю. В. Андропова

9 февраля 1984 года наступил смертный час Юрия Владимировича Андропова. Свои последние дни генсек провел в кремлевской больнице в Кунцево, где ему обещали не менее 5 лет жизни. За это время он планировал провести ряд экономических реформ, которые, по его мнению, позволили бы решить некоторые вопросы строительства социализма в СССР. Но вопреки оптимистическим прогнозам врачей, Андропов вскоре умирает и обо всех масштабах запланированных преобразований можно судить лишь по его публикациям и сравнительно недолгом руководстве партией.

1

Широко известно высказывание В. И. Ленина о том, что производительность труда самое важное для победы нового общественного строя. Капитализм создал производительность труда, невиданную при феодализме. В свою очередь социализм одержит победу над капитализмом в том случае, если создаст новую, гораздо более высокую производительность труда.

В послевоенные годы (1951-1960) темпы прироста производительности труда в промышленности СССР составлял в среднем 7,3% в год. По этим показателям Советский Союз занимал третье место в мире после США и Франции. Для того, чтобы достичь уровня развития стран Запада к концу века, Советскому Союзу достаточно было иметь среднегодовые темпы роста производительности труда 7-10%. В противном случае преимущество в развитии производительных сил осталось бы за капитализмом.

К 1980 году темпы роста производительности труда заметно снизились и составляли 2,5-3% в год. Этого явно не хватало хотя бы для сохранения достигнутого положения в соревнования двух систем. К тому моменту, когда Андропов стал Генеральным секретарем ЦК КПСС, Советский Союз занимал уже пятое место в мире по уровню производительности труда после США, Франции, ФРГ и Японии. Поэтому главная задача, которая стояла перед партией и ее новым лидером заключалась в том, чтобы значительно повысить эффективность производства в целом.

2

В журнале «Коммунист» №3 за 1983 год была опубликована статья Андропова «Учение Карла Маркса и некоторые вопросы социалистического строительства в СССР». В ней он пишет:

«Нельзя прежде всего не видеть что наша работа, направленная на совершенствование и перестройку хозяйственного механизма, форм и методов управления, отстала от требований, предъявляемых достигнутым уровнем материально-технического, социального, духовного развития советского общества».

Действительно, по числу ежегодно регистрируемых изобретений СССР с 1974 года занимал первое место в мире, но всего лишь треть из них осваивала промышленность. Как ни странно, но это объясняется тем, что с момента усиления ориентации промышленных предприятий на получение максимальной прибыли обеспечение научно-технического прогресса отошло на второй план. Могут возразить, что широкое внедрение технических новшеств, напротив, возможно лишь в условиях рыночной экономики. Но в таком случае как объяснить тот факт, что в соревновании новейших технологий именно Япония, где все большее значение придается централизованному регулированию экономики, начинает опережать Соединенные Штаты?

С 1965 года, когда главным критерием работы предприятий стала прибыль (косыгинская реформа), достижения науки и техники осваиваться в производстве стали сравнительно медленными темпами. Возможность получения прибыли без совершенствования техники начало сдерживать развитие производства, тем самым ослабляя темпы роста производительности труда. По словам самого Андропова доля ручного труда только в промышленности в 1983 году достигала 40% (!).

Изучением темпов роста производительности труда в СССР активно занимались американские спецслужбы. В недавно вышедшей в США книге «Наблюдение за медведем. Очерки аналитики ЦРУ по Советскому Союзу» говорилось, что «сильные стороны советской системы централизованного управления предприятиями, кажется, перевешивают ее слабости». Не случайно США именно к середине 1950-х гг. испытывали опасение уступить СССР первое место в мировой экономике. На то время еще работала система народнохозяйственного расчета, позволившая добиться успехов в индустриализации, Великой Отечественной войне, послевоенном восстановлении. Ситуация кардинально изменилась после «реформ» Хрущева. Когда в 1957 году был утвержден план реорганизации промышленности, создавая более чем 100 региональных экономических советов, чтобы ослабить власть московских министерств при принятии решений на местах на уровне предприятий промышленности и строительства, оценки ЦРУ были решительно отрицательными. Уничтожение Госплана СССР означало подчинение не просто неуправляемым ценам, а общих интересов - хозрасчетным, основанным на прибыли. Восстановленный через 7 лет Госплан представлял недееспособную копию своего предшественника.

В книге также опубликован отчет Департамента советского анализа (5ОУА) «Замедление в советской промышленности, 1976-1982 гг.» (июнь 1983 г.), в котором отмечалось, что главными причинами замедления роста советского индустриального производства были растущие трудности в планировании. Но в отличие от аналитиков из ЦРУ, руководство партии во главе с Андроповым не понимало всей глубины проблемы:

«В последние годы существенно расширены полномочия местных Советов в отношении предприятий, учреждений и организации, расположенных на их территории. Возможности районных, областных, краевых и республиканских (АССР) Советов будут увеличиваться также в ходе реализации решений майского (1982 года) Пленума ЦК КПСС о создании находящихся в их ведении агропромышленных объединений».

Следовательно, то что, по мнению, ЦРУ позволило ликвидировать «советскую угрозу» Андропов считает одним из величайших достижений «развитого социализма». А вот Ленин еще в 1918 году предостерегал, что «величайшим искажением основных начал Советской власти и полным отказом от социализма является всякое, прямое или косвенное, узаконение собственности рабочих отдельной фабрики или отдельной профессии на их особе производство, или их права ослаблять или тормозить распоряжения общегосударственной власти».

Вообще, когда Андропов говорит о мерах «способные дать большой простор действию колоссальных сил, заложенных в нашей экономике», необходимо было, прежде всего, учесть главное противоречие социализма: непосредственно общественный характер производства и товарность. Иных мер, кроме как выполнение планов социалистического строительства в соответствии с научно-техническим прогрессом быть не могло. Потому что, по мере выполнения планов социалистического строительства сфера товарного производства неуклонно сужается. А с превращением всей экономики в единый кооператив, обращенный на пользу всего народа, товарное производство исчезает вовсе. Но если предприятия начинают работать по иным принципам, когда основной критерий - прибыль, а цены приближены к стоимостным показателям, тогда товарность в экономике лишь усиливается, что в свою очередь приводит к снижению эффективности производства.

К тому же в результате усиления рыночных показателей в работе предприятия, зачастую не учитываются интересов общественности к качеству выпускаемой продукции. К примеру, когда зарплата рабочих зависит от прибыли предприятия, то нередко с целью увеличения прибыли вместо дешевых продуктов выпускаются дорогие. Подтверждением того, что эта негативная тенденция продолжалась и при Андропове, стало повышение цен на многие товары (кроме водки) в начале 1983 года. Все это конечно вызывало справедливое возмущение трудящихся.

3

Как сообщалось еще на XXIV съезда партии, повышение уровня планирования до уровня научно-технического прогресса всегда было «задачей первостепенного значения». Но на практике в планировании допускались серьезные ошибки: несбалансированность, волюнтаризм, снижение требовательности и ответственности и т. д. Все это, безусловно, оказывало существенное влияние на темпы производства. Меры, предпринятые Андроповым в 1983 году, позволили на короткое время переломить негативную тенденцию к снижению производительности труда, добившись прироста объема производства на 6%.

Однако все они носили преимущественно административный характер (укрепление производственной дисциплины, борьба с коррупцией), и поэтому эффект от них был незначительный и краткосрочный. Не была решена главная задача - выбор технической основы для дальнейшего совершенствования планового производства. Выросшее и усложнившееся народное хозяйство требовало изменений в системе управления. Еще в 1960-ые гг. советским кибернетиком В. М. Глушковым был предложен проект единой системы управления народным хозяйством на базе вычислительной технике (ОГАС). На то время ни у кого не вызывало сомнений тот факт, что будущее именно за электронно-вычислительной техникой. Тем не менее, руководство партии идее перевода централизованного управления хозяйством на новую техническую базу, предпочли рыночные механизмы введения хозяйства. Но если в 1960-ые годы была развернута широкая дискуссия относительно проекта ОГАС, то в 1980-ые годы ни Андропов, ни его окружение о нем уже даже не вспоминали. Все на что была способна партия - административное воздействие на рост экономики. К тому же на практике борьба за дисциплину оборачивалась курьезами, когда ретивые начальники на местах организовывали облавы на своих сотрудников, которые, например, в рабочее время «бегали по магазинам».

Вообще любая «перестройка хозяйственного механизма», о которой говорил Андропов, должна начинаться с радикального решения, где очерчивается весь объем задуманных преобразований. У Советского Союза накопился огромных огромный опыт подобных социально-экономических программ: без электрификации невозможно было восстановить народное хозяйство в 1920-ые годы; без индустриализации и коллективизации - победить в Великой Отечественной войне, без полной автоматизации народного хозяйства - победить в «холодной войне» и вообще построить коммунизм.

Причиной такого положения дел было, в первую очередь отсутствие «достаточного марксистского воспитания» у членов партии. Сталин был последним марксистом возглавляющий партию. Все последующие партийные руководители были эмпириками, в том числе и Андропов. Подтверждением чему служит его речь на июньском пленуме ЦК КПСС 1983 года:

«Если говорить откровенно, мы еще до сих пор не знаем в должной мере общество, в котором живем и трудимся, не полностью раскрыли присущие ему закономерности, особенно экономические. Поэтому вынуждены действовать, так сказать, эмпирически, весьма нерациональным способом проб и ошибок».

Главное что нужно учесть при исследовании социализма, то что его нельзя рассматривать как особую формацию, аналогично товарно-капиталистическому. Социализм с точки зрения экономической - это, в первую очередь, процес перехода от товарного производства к нетоварному. Но чтобы понять сущность этого перехода необходимо начинать теоретический анализ с «восхождения от абстрактного к конкретному». Еще Ильенков отмечал, для того чтобы понять объективную логику становления и строения социализма, как первой стадии коммунизма, необходимо взять «имманентную форму чисто-коммунистической организации общественного труда, совершенно очищенную силой абстракции от всех ее стоимостных облачений, и от нее уже двигаться к пониманию тех явлений, которые наблюдаются на эмпирической поверхности нашей экономики». Но если проводить анализ социализма иным путем, т. е. начинать анализировать с эмпирических явлений, тогда тупик неизбежен.

Задача социализма состоит в преодолении товарного характера производства. Первый акт преодоления - обобществление промышленного капитала. После него общество обретает возможность измерять и распределять рабочее время непосредственно, а не окольным путем, не через стоимость. В сфере производства стоимость является чисто формальностью. Но если по каким-то причинам стоимостные показатели становятся основным критерием работы предприятий, товарность при социализме лишь усиливается, что рождает предпосылки для реставрации капитализма.

При этом преодоление товарного производства происходит не по субъективному желанию вождей, а по объективным законам экономики. При этом у членов партии не должно вызывать никаких сомнении, что переход коммунизму означает переход к нетоварным формам.

4

Если капиталистическое товарное производство как производство прибавочной стоимости требует отнимать у трудящихся свободное время, то социалистическое общественное производство, достигнутое за счет технического прогресса, напротив, экономит рабочее время. Вообще техника с экономической точки зрения ни для чего больше не нужна, кроме как для экономии рабочего времени. Следовательно, средства производства в социалистическом хозяйстве производятся не для того, чтобы их продать и получить прибыль, а сэкономить труд тех, кто ее потребляет. Другими словами критерием деятельности предприятий при социализме должна быть не прибыль, а экономия труда. Показателем оценки работы предприятия, должна стать сумма снижения цен на выпущенную продукцию, позволяющих потребителям трудиться меньше над производством материальных благ.

Повышением производительности труда необходимо заниматься еще и в силу социально-политического значения. Без снижения продолжительности рабочего дня невозможен переход к бесклассовому обществу. Задача социализма состоит не в том, чтобы лишь провозглашать власть рабочих, а в том, чтобы рабочие имели возможность осуществлять эту власть. Сокращение продолжительности рабочего дня и увеличения свободного времени позволит трудящимся участвовать в управлении государством, т. е. соединить в деятельности каждого управленческий и исполнительный труд. А если рабочий 8 часов стоит у станка ему остается только надеяться на то, что аппарат управления будет действовать в интересах рабочего класса.

И вместо того, чтобы решать вопросы о производительности труда коренным образом, Андропов и его окружение, в конечном счете, ограничилось лишь административными мерами воздействия, что напоминало судороги советского руководства перед великой катастрофой.
Станислав Ретинский

http://propaganda-journal.net/623.html
Tags: история, политика, экономика
Subscribe

  • К итогам выборов

    Более двух недель понадобилось Центральной избирательной комиссии Украины, чтобы посчитать голоса избирателей, принявших участие во внеочередных…

  • Немецкий капитал осваивает донецкую степь

    Перефразировав известное выражение и применив его непосредственно к донбасской промышленности, получим примерно следующее: деньги лежали в земле, их…

  • К вопросу о проблеме образования в Украине

    Екатерина Ретинская В условиях мирового рынка образование перестало отыгрывать роль определяющего фактора в жизни человека. Нынче модно иметь…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments