propaganda_red (propaganda_red) wrote,
propaganda_red
propaganda_red

Почем нынче нравственность для народа

И. Мигович, Н. Пономарчук

Статья Андрея Деркача «Проблемы развития духовного и светского образования в Украине в ближайшее десятилетие», которая была опубликована в «Киевском телеграфе» за 30 октября - 5 ноября 2009 №44 (494) должна считаться программной, и даже стратегической, судя даже по самому ее названию.

Саму статью трудно назвать захватывающей или даже хотя бы удобоваримой. Стиль у автора, мягко выражаясь, тяжелый: нечто среднее между наукообразным языком пустопорожних современных философских диссертаций, пытающихся обыкновенные банальности нарядить в заимствованные из конкретных наук модные термины (чего стоит, к примеру, глубокомысленное заявление автора о том, что «образование - это способ передачи информации от поколения к поколению») и напыщенным канцеляритом, на котором выражаются современные русскоязычные украинские чиновники. Автор часто перескакивает с одной темы на другую, демонстрирует свою эрудицию, цитируя самых разнообразных авторов, начиная с древнегреческого философа Гераклита и заканчивая известным советским авиаконструктором ди Бартини, которые вряд ли разделили бы точку зрения автора на проблему взаимоотношений церкви и образования. Но в чем нельзя отказать А. Деркачу, это в том, что он точно знает, чего он хочет. А хочет он доказать, что без церкви наше образование просто обречено.

Впрочем, слово «доказать» здесь не очень уместно, поскольку автор не аргументирует свою идею, а выдвигает в качестве постулата. Вряд ли может считаться аргументом ссылка на ректора Московского государственного университета Садовничего, в приведенных словах которого мы не находим ни малейшего намека на то, что он ратует за допущение церкви в сферу образования. Да, Садовничий занимает по отношению к церкви весьма и весьма гибкую позицию, но что касается поднятого А. Деркачем вопроса, то здесь он однозначен. В интервью радио «Свобода» 18. 01. 2004 года он заявлял:

«Я считаю, что церковь должна быть отделена от государства, и здесь не надо говорить, что церковь должна входить в систему государства и как-то влиять на систему образования государства вот в этом, прямом смысле».

А именно это как раз и пытается говорить А. Деркач, ссылаясь при этом на Садовничего.

Конечно же, ректор тут же добавил:

«Другое дело, что у церкви любой и у системы образования есть и общая задача - это воспитание, это духовная жизнь. Но это тонкий вопрос, который нужно обсуждать в каждом конкретном случае».

Но это, - как сказал ректор, - «другое дело», «тонкий вопрос».

А. Деркач же все эти «дела» грубо сваливает в кучу с единственной целью: как-то подпереть авторитетами свою мысль, ровно противоположную той, которую выразил ректор.

И такими жульническими методами он пользуется на протяжении всей статьи. Вот еще один пример.

«Возможно ли совместное финансирование и сотрудничество Церкви и государства в образовательных и просветительских проектах, исходя из конституционного положения об отделении Церкви от государства и практики сотрудничества, сложившейся на региональном и отраслевых уровнях?», - вопрошает автор.

И тут же отвечает, поскольку вопрос-то задавался под уже готовый ответ, чего он и не скрывает, заявляя, что задает вопросы «только с точки зрения стимулирования к действию и пониманию того, что дорогу осилит идущий».

Ответ состоит в том, что «важнейшей задачей образования в государственном понимании будет способность сблизить теоретические знания фундаментальной науки, мудрость и опыт нравственности, даруемые нам Церковью, практику и прагматическое использование знаний в интересах личности, государства и конкурентного рынка».

Притом, он знает не только ответ на принципиальный вопрос, но и хорошо продумал детали. К примеру, как должно выглядеть «совместное финансирование» экспансии церкви в сферу образования. Платить должно государство. Предусмотрены даже льготные проездные и прочие социальные гарантии для студентов духовных учебных заведений.

Чтобы доказать, что государство должно финансировать церковь, А. Деркач ссылается на книгу "Основания государственного благоустройства", написанную адъюнктом Санкт-Петербургского университета Рождественским и изданную в 1840 году, в которой мы читаем следующее: "Введение всеобщей, положительной, откровенной религии и верование в оную весьма важно для народного образования и, следовательно, посредственным образом для государства... Для развития религиозного чувства посредством положительной религии каждое благоустроенное государство, кроме предоставления свободного богослужения всем подданным, оказывает юридическое или экономическое пособие".

Вот такие вот «мудрость и опыт нравственности» из эпохи Николая Палкина! Более откровенно ее выражал современник почтенного адъюнкта , начальник Третьего отделения А.Х. Бенкендорф, который считал, что «не должно слишком торопиться с просвещением, чтобы народ не стал по кругу своих понятий в уровень с монархами и не посягнул тогда на послабление их власти».

Подробнее о том, как в те благословенные времена «развивалось религиозное чувство» в учебных заведениях см. знаменитые «Очерки бурсы» Н.Г. Помяловского.

Кстати, вышеупомянутый источник «мудрости и нравственности», из которого черпает А. Деркач, тоже удостоился быть упомянутым в истории русской литературы, описывающей нравы того благословенного времени, которое наш автор считает образцом для подражания. Вот упоминание о нем: «Отличался также прожорливостью своею профессор Н. Ф. Рождественский. Когда в первый раз подали в конце обеда полоскательные чашки, в которых была, как обыкновенно, теплая вода, подправленная лимонною коркою, он вообразил, что это питье, и, выпив весь стакан, заметил, что "пуншик хорош, но слабоват"» (см. Л. Н. Толстой в воспоминаниях современников: В 2 т. М., 1978. Т. 1.С. 400).

Но вернемся все-таки к сегодняшним нравам.

А. Деркач, когда пишет о «взаимоотношениях государства и Церкви», или забывает, что времена, по сравнению с николаевскими, несколько поменялись, или слегка лукавит, ставя слово церковь в единственном числе, да еще начиная его при этом с большой буквы. Не только на Украине, но и в России давным-давно не существует единой «Церкви», которая могла бы строить с государством равноправные отношения, особенно в сфере образования. Церквей, то есть, выражаясь языком религиоведения, вероисповедных направлений, на Украине на начало 2009 года было не много, не мало - 55. Боюсь, что если все они кинутся «окормлять» учебные заведения своими «духовными ценностями», да еще требовать за это у государства денег, то от бюджета одни дыры останутся, а школьникам некогда будет читать да считать научиться, постигая «мудрость» неисчислимых полчищ «слуг божиих». Не говоря уж о том, что эти представители бога на земле начнут в школе воевать между собой за паству и натравливать учеников друг на друга. Ведь каждая из церквей уверяет, что только ее версия религии - «лицензионная», а все остальные - сущее «пиратство».

Совершенно неслучайно А. Деркач в своих попытках доказать необходимость внедрения церкви в сферу образования вынужден апеллировать к опыту царской России. Дело в том, что в подавляющем большинстве так называемых цивилизованных стран, на опыт которых так любят ссылаться сторонники капитализма, школу стараются отделить от церкви, а церковь от государства, чтобы избежать лишних проблем.

Украинское же государство благоволит к церкви как никакое другое. Притом это благоволение выражается во вполне ощутимых материальных ценностях. Так, при помощи органов местного самоуправления и исполнительной власти только с 1992 по 2007 год на Украине было сооружено 5170 культовых сооружений.

На протяжении одного только 2007 года УПЦ построила 109, УПЦ-КП - 46, УГКЦ - 29, объединением евангельских христиан-баптистов 15, УАПЦ - 7 культовых сооружений. В стадии строительства на это время находилось 2413 культовых объектов. Кроме того, религиозные организации пользуются 6558 арендованными и 1017 некультовыми сооружениями. Только за 2007 год религиозным организациям было передано в собственность (пользование) 162 помещения.

Для сравнения, за все годы независимости было построено чуть больше двухсот школ. Это притом, что ежегодно по 70-80 школ закрывается. Данные о строительстве детских садов вообще найти сложно. Но вот, например, в Крыму по состоянию на 3 сентября 2009 года их не построили ни одного. В августе этого года появилось сообщение, что в Луганской области впервые за все годы независимости введен в эксплуатацию детский сад. Один садик появился в Виннице. В прошлом году одесские власти триумфально сообщили о том, что за год у них введено 20 садиков, упомянув при этом, что они - единственная область Украины, где за это время не было закрыто ни одной школы. В то же время, за годы независимости в Киеве было закрыто более 300 детских садов, в Харькове - более 200, в Запорожье - более 100, в той же Луганской области - 55. Кстати, многие из них были переданы религиозным организациям.

Вот такие у нас сегодня взаимоотношения церкви и образования. Но Андрею Деркачу и этого мало. Он желает, чтобы и оставшиеся школы были переданы под контроль церкви. Нет-нет, речь идет не о зданиях, а о самом процессе образования. По мнению данного борца за торжество мудрости и духовности, главная проблема образования состоит в том, что «в течение долгого времени основной проблемой мирового процесса развития системы образования (в полной мере это относилось и к Украине) являлось противопоставление науки и религии».

Вот какие неразумные эти ученые! Нет чтобы существовать с церковью в мире и взаимопонимании, как это было в Средние века, а они начали вдруг противопоставлять себя религии. То вдруг заявят, что Земля не плоская, а круглая, а то и вовсе начнут утверждать, что она находится не в центре мира, а крутится вокруг Солнца. И сколько инквизиция не старалась примирить их с церковной мудростью, а они все за свое - противопоставляют науку религии - и хоть ты их убей. Даже когда и в самом деле убивали во имя все той же мудрости и нравственности. Притом убивали не только ученых и еретиков. Вольтер считал, что деятельность инквизиции привела к тому, что население Западной Европы сократилось на треть.

Конечно, сегодня времена другие, и церковь не имеет возможности так развернуться, но и ученые уже не такие упрямые и, по мнению А. Деркача, «готовы к диалогу» с церковью. Видимо, поэтому он так смело ставит новые задачи и перед образованием, и перед государством. В качестве «важнейшей задачи образования в государственном понимании» он предлагает считать «способность сблизить теоретические знания фундаментальной науки, мудрость и опыт нравственности, даруемые нам Церковью, практику и прагматическое использование знаний в интересах личности, государства и конкурентного рынка». Если перевести эти хитросплетения мысли на доступный язык, то все просто: если раньше целью образования было формирование у человека научного мировоззрения, то теперь наука должна только доставлять знания, обеспечивать, так сказать, информационные услуги, а вот формировать мировоззрение, а соответственно, контролировать сознание человека будет церковь. Короче говоря, науке в этой сфере выделяется почетное место «служанки богословия».

И вовсе не исключено, что найдется множество ученых, которые возьмутся проводить указания А. Деркача в жизнь. Таких немало даже среди бывших дипломированных научных атеистов. В массе своей быстренько поменяли ориентацию на ровно противоположную. Так, созданное в 1991 году отделение религиеведения Института философии НАНУ, вопреки вольнодумному творчеству Г. Сковороды, чье имя оно себе присвоило, сосредоточилось на извращениях и критике научного атеизма и апологетике религии. Вот только некоторые результаты их бурной заказной деятельности: 10-томная «История религий в Украине», серия брошюр «Библиотечка конфессий в Украине», ежегодник «Религиозная свобода», ежемесячная «Религиозная панорама», десятки диссертаций по религиозной тематике, регулярные «Летние школы религиозной толерантности для молодежи», не говоря уже о симпозиумах, конференциях, круглых столах и других многочисленных акциях исключительно прорелигиозной направленности, далекой от мировоззренческого плюрализма, свободы совести, гуманистических, демократических традиций, актуальных и перспективных запросов украинского общества, которое стремится стать цивилизованным и развитым, свободным от политического и духовного диктата.

Эти деятели, точно так же как и А. Деркач исходят в своей деятельности из утверждений о том, что, будто бы, украинское общество в последние десятилетия стало если не сплошь, то преимущественно религиозным. При этом они оперируют данными социологических исследований, согласно которым более 80, а то и 90% граждан Украины объявляются верующими. На самом деле, это не более чем весьма топорные подтасовки и передергивания.

Естественно, что уровень религиозности по сравнению с советскими временами значительно повысился. Ведь в одурманивание народа вложены огромные средства. Сегодня на Украине действуют около 30 тыс. священнослужителей (кстати, во всей Российской империи в 1917 году РПЦ имела их только чуть более 50 тыс.), функционирует более 400 монастырей, 383 периодических религиозных издания. Существуют религиозные радиостанции. Национальное радио, с которым делит эфир Радио «Эра», которое, к слову сказать, контролирует вместе с Пинчуком А. Деркач (этот блюститель нравственности по совместительству является и не последним среди украинских олигархов), каждый день транслирует по несколько религиозных передач. Во множестве государственных школ, вопреки Конституции, церковнослужители преподают «основы христианской этики». Да и в обычной школьной программе под видом «украинознавства» ведется самая обыкновенная религиозная пропаганда, вплоть до того, что всех детей заставляют изучать молитвы, участвовать в религиозных праздниках и т.п.

Но, тем не менее, те, кто говорит о почти поголовной религиозности украинского населения, выдает желаемое за действительное.

Так в мае 2006 года социологическая служба центра Разумкова провела исследование на тему религиозности, во время которого было опрошено более 11 тыс. респондентов. Результаты оказались весьма интересными. Так на вопрос о принадлежности к какой-либо церкви, конфессии 33,5% опрошенных ответили положительно, 40,5% сказали, что считают себя верующими, но не принадлежат ни к какой их церквей, 22% вообще не отнесли себя к числу верующих. Показательно, что только 19,3 % являются членами религиозных общин, тогда как 75% ни в каких общинах не пребывают. Таким образом, члены религиозных общин составляют только 7,2% общей массы населения Украины. Как видите, их намного меньше, чем тех, кто определяет себя как неверующих. Поэтому более корректно было бы говорить о наличии в сегодняшней Украине массовой около- или внецерковности. Все же остальное - ложь и манипулирование цифрами. То, что человек выпьет на пасху или рождество рюмку-другую водки, говорит о его религиозности не более, чем массовое празднование праздника Нового года, который был введен как альтернатива Рождеству, говорит о том, что все празднующие - атеисты.

Неправдой является и то, будто бы церковь стремится лишь к тому, чтобы познакомить юношество с основами религиозных учений. На самом деле, мы имеем пока совершенно обратный процесс. Если раньше во всех высших учебных заведениях был полноценный курс религиоведения, который действительно знакомил студентов с основами мировых религий, то несколько лет тому назад его урезали до четырех лекций и одного семинара в составе так называемой «философии-2», а в следующем году он должен вообще исчезнуть как обязательный курс под предлогом того, что студенты должны сами выбирать себе курсы. Мы готовы поспорить, что тех, кто выберет религиоведение, будет не более одной десятой.

Даже в советские времена в каждом вузе был курс научного атеизма, который сводился к точно тому же - знакомству с основами всех религий. Посмотрите современные учебники религиоведения и вы увидите, что они в большинстве своем списаны с учебников научного атеизма и отличаются только тем, что там писалось, что бога нет, а сейчас этот вопрос обходят по понятным причинам - нельзя же в самом деле писать, что есть все боги всех религий и все они - единственные.

Но церковь вовсе не восстает против того, что гуманитарная, воспитательная составляющая высшего образования варварски уничтожается, даже в части знакомства студентов с историей религий и основами их вероучений.

Надо полагать, что ни церковь, ни ее мнимоученые адвокаты вовсе не заинтересованы в том, чтобы люди знали что-то о религии. Они хотят одного - власти над их умами и совестью людей, а все остальное для них - только предлог - более или менее благовидный. Притом, особо изощряться им и не приходится, поскольку нынешнее государство со своей стороны тоже очень заинтересовано в том, чтобы держать мысли граждан под контролем, чтобы отвлечь их сказками о рае от размышлений над причинами того нескончаемого ада, который им устроили хозяева этой жизни, чтобы прикрыть фиговым листком разговоров о нравственности самую бессовестную эксплуатацию ограбленных ими миллионов сограждан и разгул аморализма, который является нормой жизни для сегодняшней буржуазной «элиты», с которой религиозная верхушка связана тысячами и тысячами нитей и неотъемлемой составной частью которой она сама является.

Поэтому и способствует государство всеми силами проникновению религии в сферу образования, наплевав на Конституцию, законы, не говоря уж о совести.
Tags: образование, церковь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment