propaganda_red (propaganda_red) wrote,
propaganda_red
propaganda_red

Categories:

Англия ожидаемая и неожиданная. Часть 4. Короли и колонии

Евгения Босенко
Короли и колонии
Последний день в Лондоне. Сегодня было три экскурсии: Британский музей, Букингемский дворец, Музей Виктории и Альберта. Устали. Пора лечь на травку в Гайд-парке и подвести предварительные итоги. Над головой возвышается позолоченная скульптура Альберта, супруга королевы Виктории. Судя по приоритетам наших экскурсоводов, короли и королевы - это и есть главная достопримечательность Англии. Мы прошли по местам боевой и трудовой славы королей прошлых и много услышали о королях будущих. В первый день приезда начали с фотовыставки, посвященной венчанию принца Уильяма. В Букингемском дворце демонстрируется сюжет с этой же церемонии - карета, кони, ликующий люд - все, как в Средние века. Во время переездов крутили фильмы преимущественно на королевскую тематику. Королева показана как добрая бабушка, а ее отец-король - заботливым отцом, мужем, как все люди с простительными недостатками. Борьба короля с заиканием представлена как подвиг: его логопед был награжден во время Второй мировой войны военным орденом.


Единственный носитель короны, в адрес которого приходилось слышать легкую критику - король Генрих VIII. Как-никак, отправил на тот свет несколько жен. И то, его можно понять: не складывалось с наследниками. Когда далеко не первая, вроде бы любимая супруга родила дочь, пришлось обвинить ее в супружеской неверности и отправить на эшафот. По иронии судьбы именно нежеланная дочка Анны Болей стала, за неимением сына, королевой Елизаветой и правила довольно толково, насколько это было возможно в то время. Вот он, красавчик Генрих VIII, на портрете в Букингемском дворце. Прекрасно нарисован, характер налицо, точнее, на лице. Настоящий Шекспировский злодей.

Более всех порадовала своих подданных королева Виктория. Правила долго и качественно. «Викторианская эпоха» - эпоха колониального процветания Великобритании. Она пережила своего супруга на 40 лет и регулярно увековечивала его. В Гайд-парке ее стараниями воздвигнут мощный мемориал. Тут же, рядом, музей «Виктории и Альберта», созданный по ее инициативе. Ошеломляющее количество сокровищ слепило глаза, а немногочисленные картины удивляли посредственным вкусом. В основном портреты собак разной породы, возможно, королевские любимцы. Площади больших и малых городов украшены монументами с изображением королевы. Даже верхом на коне ее величество не забывает про атрибуты царской власти: вцепилась в скипетр, бросив поводья.

В центре многих городов стелы с фигурами либо Нельсона, либо Веллингтона. Оба генерала оружием поддерживали колониальное господство Великобритании. Широкий постамент памятника Виктории в Глазго опоясан списком завоеванных стран: Индия, Бирма, Новая Зеландия. Не постыдились изображать на памятниках связанных людей - живые трофеи великой империи. Корона королевы украшена самым большим в мире индийским сапфиром - одним из многих колониальных трофеев.

Британский музей полон сокровищ из ограбленных стран. В прошлом году довелось видеть в Греции развалины Парфенона. А сегодня - богинь судьбы и другие скульптуры с фронтона, барельефы всадников - фриз этого же храма. Недавно пришлось созерцать пустые стены гробниц в Долине Мертвых за Нилом, а сегодня из этих же гробниц - мумии и сокровища фараонов. Муж Агаты Кристи, известный археолог, руководил раскопками в Иране. Накануне войны они были переправлены в Англию. Писательница часто использовала в детективах восточные сюжеты, связанные с раскопками, мимолетно описывая, в каких тяжелых условиях на жаре, за копейки, или почти как рабы, трудился местный люд. Сокровища многих народов, добытые эксплуатацией их же труда, теперь можно увидеть в Британском музее.

В Букингемский дворец вход открыт исключительно, когда королева уезжает за границу. Нам повезло - выстояв очередь, туда попали и мы. Святая святых монархии - трон. Можно представить, как королева входит в тронный зал через потайную дверь, которая открывается вместе с лже-комодом, к которому привинчена бутафорская ваза с ненастоящими фруктами.

Комедия! Да 21-й ли век за окнами тронного зала? В соседнем зале - портреты всех кавалеров ордена подвязки. Хотя этот орден король учредил, спасая репутацию дамы, потерявшей на балу эту деталь одежды, награждаются им мужчины. Единственная женщина-кавалер подвязки - королева Елизавета. Правда, портрет красавицы мало похож на оригинал. Если бы не указания аудиогида, никто бы ее не узнал. По-соседству выставлены атрибуты венчания и свадьбы ее внука: огромный торт, платье невесты, над которым десятки портных работали несколько месяцев, меняя иголки каждые два часа (интересно, кто считал иголки?). В кружева наряда вотканы эмблемы трех составляющих Великобритании: роза, лук-пырей и чертополох. Когда-то Лев Толстой попрекал дворянок за роскошь и сетовал, что на деньги, заплаченные за бальное платье, можно целый год кормить крестьянскую семью. Интересно, сколько народу прокормилось бы за свадебное платье избранницы английского принца?

Англичане первыми покончили с феодализмом и монархией. С именем Кромвеля историки связывают казнь Карла I, которого увековечил ван Дейк своими гениальными портретами. Вскоре, как часто бывает в истории, казнили самого Кромвеля и восстановили монархию. Но любая реставрация - картины, вещи, старого строя - нестойкая и временная. Недаром в народе есть поговорка - «Разбитую чашку не склеишь». История повторяется дважды - в виде трагедии и в виде фарса. Ясно, что как бы не пытались укреплять авторитет современных королей рассказами об их праведной жизни, они - фигуры условные, можно сказать, герои старой пьесы. Их собственная историческая песенка уже давно спета. Через неделю после нашего отъезда начались массовые выступления выходцев из афро-азиатских стран, перед которыми на какое-то время оказалась беспомощной английская полиция. И в страшном сне не снилось королеве Виктории, что потомки рабов будут сотрясать устои великой империи. Это эхо колониальной политики Великобритании.

О чем не рассказывают гиды?

За время путешествия гиды обращали внимание на разнообразные памятники. Рекорд по количеству побили такие исторические персонажи: 3-е место - генерал Нельсон, 2-е место - генерал Веллингтон, 1-е место - королева Виктория. Были обойдены вниманием другие действующие лица той же эпохи. Например, трудящийся класс. Несколько памятников пролетариату существует, но к ним не направляют туристов. Как же они не похожи на наших запечатленных в камне и бронзе победно шествующих рабочих и колхозниц. Возле одного из них мы жили. Мало кто обратил внимание, что на набережной Темзы стоят не настоящие краны, а декоративные, по два с интервалом. Очевидно так обозначена бывшая территория лондонского порта. Интересен памятник: изможденные трудом докеры грузят ящики на кран под контролем надменного учетчика. Рабочий согнулся, а учетчик командует, выпятив толстое пузо. Лондонский докер напоминает ливерпульского. Изображен тот же угнетенный, страдающий, но не революционный класс. Еще не настало время, когда рабочие организуются и поднимутся на борьбу. Булыжник станет оружием пролетариата. Им, отверженным, сочувствовали Гюго, Золя, Диккенс. Для облегчения их жизни разрабатывали свои проекты «новой гармонии» Фурье и Оуэн.

Во время правления королевы Виктории, в пик расцвета буржуазной Англии английские рабочие достигли крайней степени нищеты.

В стране победившей частной собственности желание иметь хоть маленькое, но свое, кровное, вошло в психологию человека. Английская мечта - домик с садиком. Это сейчас все более не по карману среднему классу. Вариант компромисса - длинный дом, поделенный на секции. Каждой семье по комнате вверху и внизу, плюс собственный выход на крохотный участок. Судя по запущенности двориков, и это уже недоступно многим британцам. Бывшая коллега, прожив в стране несколько лет, в первую минуту встречи предъявила фото со словами: «Вот мой сад, вот мои розы, вот моя дверь». Хотя позднее призналась, что дверь выходит прямо из кухни во двор, что непривычно, неуютно, а главное - холодно.

Во дворе Вестминстерского аббатства таблички: «хода нет, частная собственность». Показалось, что пейзаж портят маленькие приватные участки с соответствующей дачной утварью - лейки, грабли, ведра. Все это на фоне парламента. Англичане, наверное, так не считают и гордятся таким сочетанием. Выпустили буклеты с изображением ведер и леечек на фоне Биг Бена.

А вот на окраине английских городов, где, казалось бы, и быть утопающими в садах домикам, бросались в глаза однообразные шеренги улиц без каких-либо признаков зелени, тесные, с черными от копоти прошлых веков домами. Такие же унылые бараки встречались вдоль дымящихся заводов западного побережья. Викторианский стиль ассоциировался с увитой плющом просторной усадьбой, с ухоженным парком и площадкой для гольфа в духе А.Кристи. Оказалось, что рабочие трущобы - тоже «викторианский стиль».

Бедственное положение английских рабочих нашло отклик в сердцах людей искусства. Казалось бы, какое дело аристократу лорду Байрону до необразованных ломателей машин из Ливерпуля. Но он выступил в защиту луддитов на судебном процессе, и все-таки добился их оправдания.

Чарльз Диккенс в произведении «Тяжелые времена» описал трущобы, а художник Гюстав Доре изобразил графическую серию «Лондонские трущобы», очень похожие на пригороды Лондона, которые мы проезжали. Кстати, на гравюрах Доре бараки нарисованы с маленькими дворами (английская мечта) за высокими стенами, что создает еще более ужасное впечатление.

В сочувствии к трудящимся формировалось реалистическое направление в искусстве. Ужас перед однообразием убогого урбанизма, машинизацией мира и человека вызвал к жизни и другие направления, в основе которых - уход от действительности к ирреальному, идеализированному прошлому. В художественных галереях промышленных городов вместо реалистических полотен на тему жизни обычных людей, - картины пре-рафаэлитов, не имеющих прямого отношения ни к Рафаэлю, ни к ближайшему к нему времени. Везде отрешенные полусонные дивы в венках и белых балахонах вне исторического времени и пространства. Да как их много! Полуживые или мертвые заполонили современные галереи «Тейт модерн арт». Наибольшее уныние вызывает лежащая на дне «Офелия» Дж. Миллеса из «Галереи Тейт», тем более, если знать, что натурщица позировала, лежа в холодной воде и простудилась.

По ходу поездки обращали внимание на печатную продукцию, перебирали где только останавливались, разнообразные буклеты с информацией для туристов. Кажется, в них описан каждый замок, каждая известная в Англии личность. Но никак не отмечены вехи, связанные с рабочим движением. Например, что в Лондоне жил Маркс, в Манчестере на фабрике работал Энгельс, в библиотеке Британского музея Маркс писал «Капитал», используя фактический материал по эксплуатации английских рабочих. Именно в этой стране капитализм ранее всего явил свою хищную, откровенную сущность. Что-то не увидели памятников, мемориальных досок, посвященных революционным событиям и деятелям.

В работе «Положение рабочего класса в Англии» - не только сочувствие, но и призыв к действию. В Лондоне на митинге рабочих с участием Маркса и Энгельса было решено создать «Международное товарищество рабочих». «Его английские члены являются настоящими рабочими королями Лондона» писал Маркс другу Вейдемейеру в Америку.

В Лондоне трудящиеся впервые призвали: «Пролетарии всех стран соединяйтесь!». Тут зародился первый Интернационал. Теперь, когда улицы и площади центра Лондона, несколько раз пройденные, получили чувственную реальность, хочется представить, хотя и трудно, как на Трафальгарской площади разместились 40000 делегатов Первого Интернационала и двинулись к Гайд-парку. Среди них были Маркс и Энгельс. Поймут ли когда-нибудь гиды и туристы, в погоне за сакральным смыслом нации, что не Нельсон, вознесенный на колонну в центре Трафальгарской площади, не кронпринц Альберт в центре Гайд-парка, а 40000 делегатов Интернационала и есть историческая гордость Великобритании.

Мини-Европа

Прощаемся с Англией. Возвращаемся короткой переправой Дувр-Кале. Всего полтора часа. Не успели насладиться уходящими вдаль меловыми горами, как уже приближаются песчаные пляжи Франции. Почему-то совсем безлюдные. Под Брюсселем находится парк-музей миниатюрных копий европейских архитектурных достопримечательностей под названием «Мини-Европа». Как Гулливеры ходят люди, на всех языках ищут знаменитые сооружения своих стран, радуются, когда находят. Стараются поближе подойти, прикоснуться. Охранники с верхотуры свистят, отгоняют. Макеты хрупкие и дорогостоящие. Но как хочется переступить через Темзу, дотронуться до верхушки Биг Бена, заглянуть во внутренний двор Вестминстерского аббатства. Ведь только вчера мы вокруг них гуляли. Вот мини-Франция: Триумфальная арка, Эйфелева башня. Ее узнают все. Особо выразительна мини-Италия. Модель действующая. По каналам мини-Венеции плавают гондолы, извергается и трясется Везувий. Но нет Колизея. Это зря. Рим должен быть представлен как важный объект общечеловеческих культурных ценностей.

Мысленно представляем, как бы хорошо здесь выглядел мини-Киев со стороны Днепра, утопающий в зелени. Почему нет Кремля? По культурно-историческим меркам уж Кремлю-то надо тут быть. Кстати, и к памятникам ЮНЕСКО его не причислили. Это несправедливо. Есть и новинки. Какие-то маловыразительные макеты. Они явно не тянут на архитектурные жемчужины, да и сделаны наспех, без проработки деталей. Ах вот в чем дело! Тут не эстетика, а политика. Выставляются только члены Евросоюза. Не особо смотрится башня «Толстая Маргарита» из Таллина, а «Памятник свободе» из Риги и вовсе не смотрится - мелкий, но зато сопровождается в буклете текстом, как страдала Латвия в составе СССР.

Расхотелось быть в этой компании. А ведь сколько было архитектурных шедевров в Советском Союзе! Да какое разнообразие! Как бы здорово смотрелись Ленинградские дворцы вдоль Невы, крейсер «Аврора», Зимний дворец, Сторожевые башни Грузии, минареты Бухары, совсем не древняя, но такая красивая центральная площадь Минска. Так, может, собрав древние и современные архитектурные памятники создадим у себя мини-СССР. Но, кажется, этот случай, когда нужно начинать не с «программы минимум», а с «программы-максимум».
http://propaganda-journal.net/4756.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments