propaganda_red (propaganda_red) wrote,
propaganda_red
propaganda_red

Если бы молодость знала...

Недавно на сайте «Пропаганда» была опубликована статья «Не спорь со старшими!», в которой автор достаточно убедительно показывает, что давняя проблема «отцов и детей» - это не проблема возраста. Что очень даже можно быть «стариком» с самых юных лет и оставаться им до пенсии, и, наоборот, можно сохранить и даже приумножить энергию молодости в весьма зрелые годы. Что дело здесь даже не в жизненном опыте самом по себе, а в том, какого рода это опыт. Одно дело -- опыт щедринского «премудрого карася», старающегося лишь как-нибудь приспособиться в жизни, другое дело – опыт активного преобразования этой жизни с целью сделать ее лучше не только для себя, и даже не столько для себя, сколько для всех. Вряд ли будет ошибкой сказать, что именно стремление сделать мир лучше, вместе с готовностью действовать в этом направлении, и является характерной чертой молодости.
Но, согласитесь, что далеко не всякое общество приветствует такие благие порывы. Никто, конечно, не выступает прямо против того, чтобы сделать мир лучше, но под этим, как правило, понимается лишь некоторое усовершенствование того, что есть, а не коренная замена его чем-то новым.
Чем обычно больше всего пугают публику абсолютно все политические партии и отдельные политики, включая самых оппозиционных?
Социальным взрывом.
Что обычно обещают в первую очередь эти самые партии и политики?
Стабильность, в лучшем случае - «устойчивое развитие».
И при этом все, как один, ругают, на чем свет стоит, то положение, которое сложилось в настоящий момент. Тут и всевластие олигархов, и коррупция чиновников, и продажность судебной системы, и нищета подавляющего большинства населения, и алкоголизм с наркоманией, и эпидемии туберкулеза, СПИДА и прочих «социальных болезней», и вымирание населения. А сейчас вдобавок ко всему еще и мировой экономический кризис.
Но все почему-то панически боятся, чтоб эта система случайно не разрушилась в результате социального взрыва и обещают все это «устойчиво развивать».
Согласитесь, что это больше похоже даже не просто на характерный для старости консерватизм, а на старческий маразм.
Как такого рода способ восприятия вдруг становится всеобщим?
Ведь общество-то наше состоит не из одних стариков, которым, может быть, уже и все равно, что будет дальше, лишь бы им «дали спокойно умереть»!
Несмотря на то, что украинское общество «стареет», то есть удельный вес молодежи в составе населения Украины становится все меньше, она составляет пока еще значительную его часть.
Кстати, население Украины не просто стареет, оно уже, кажется, совсем состарилось. Население страны считается «старым», если доля людей пенсионного возраста превышает 12%, а на Украине этот показатель приближается к 24%.
Но дело, по всей видимости, не просто в цифрах. Ведь людей в возрасте от 15 до 35 лет приблизительно столько же, сколько пенсионеров. Да и не всех, кому больше 35, следует относить к старикам.
Видимо, на то, как будет мыслить общество, – по-стариковски или по-молодежному – влияет не удельный вес молодежи в структуре населения.
Видимо, большое значение имеет ее социальный вес.
Посмотрим же, какие социальные условия создает современное общество для молодости.
Начнем с семьи. Казалось бы, уж кто-кто, а родители сегодня всеми силами стараются все сделать, чтобы обеспечить будущее своему ребенку. Некоторые стараются обеспечивать детей чуть ли не до пенсии. Но это ли требуется молодым для того, чтобы развиваться нормально, чтобы мыслить и действовать по-молодежному, чтобы с уверенностью смотреть в будущее? Очень сомнительно.
Так можно вырастить только юного безответственного иждивенца-паразита, который и молодость понимает исключительно как время для развлечений, ничегонеделанья. И дело здесь вовсе не в понимании, а в том, что реально в такого рода семье дети любого возраста – никто. Их могут, конечно, хорошо одевать, кормить, покупать дорогие мобильные, даже машины, но сами они полностью находятся в полной зависимости от родителей.
И убежать им особо некуда, поскольку заиметь собственное жилье без помощи тех же родителей сейчас – большая проблема. Раньше любое предприятие давало общежитие, для женатых - семейное общежитие или так называемую «гостинку», в которой можно было «перебиться», чтобы через столько-то лет можно было получить нормальную квартиру (в Киеве за 10-20, а где-нибудь на Донбассе – и за год-два), а сейчас молодежь о чем-то подобном даже понятия не имеет. Вот и получается парадокс, что с переходом к рыночным отношениям начали восстанавливаться патриархальные отношения в семье.
Притом это касается не только семьи. Если молодому человеку или девушке придется искать работу, то там он быстро столкнется с той же проблемой: что и там все перспективные и хорошо оплачиваемые места заняты стариками, которые вовсе не собираются молодым давать «дорогу», хотя требуют от них не только «почета», но довольно часто и того, чтобы они выполняли за них работу. Соберется вокруг старичка-руководителя или соответствующего возраста руководительницы теплая компания его бывших однокурсников-однокурсниц или просто друзей-подружек, а то и родственников ближних и дальних, и нагружают молодых как могут, сами при этом прилежно деля между собой разного рода премии, «материальные помощи» и т.п. Этакая цивильная «дедовщина». И «бабовщина» тоже. Особенно такое положение дел характерно для разного рода «интеллигентных» учреждений, начиная со школ и заканчивая научно-исследовательскими институтами.
В офисы, конечно, охотно берут молодежь и даже платят приличную зарплату. Но в действительности это все очень относительно. Ведь, если у вас есть квартира, то ваша зарплата в 300 долларов реально выше, чем зарплата в 700 долларов у человека, у которого квартиры нет.
Кроме того, кризис наглядно показывает, что такого рода устроенность молодежи в жизни – чистая фикция, – видимость. Именно так называемый «офисный планктон» оказался первой жертвой краха финансовых пузырей, которые эта самая молодежь обслуживала. Тысячи и тысячи юных «юристов и экономистов», которые так мечтали стать «средним классом», и родители которых иногда отдавали последние деньги, чтобы детки получили заветные «корочки», оказались на улице. Только таким образом для них окончательно открылась та простая истина, что между мечтой и реальностью зависимость далеко не всегда прямо пропорциональная. А в их случае (и таких случаев оказалось подавляющее большинство) она оказалась как раз обратно пропорциональной. Им казалось, что все это - исключительно временные трудности, когда им платят по двести долларов в месяц (именно такую зарплату получал в среднем в Киеве «юрист без опыта» еще до кризиса). Что стоит только немного потерпеть, и они, наконец, начнут получать заветные тысячи долларов, возьмут в кредит квартиру, машину, создадут семью. Оказалось, что это действительно временно. Кризис перечеркнул все мечты. Теперь и на 200 долларов никого не принимают. Даже те немногие, кто успел «выбиться в люди», взял в кредит машину и квартиру, теперь ума не приложат, как их выплатить.
Говорили, что в советские времена правила «геронтократия». Но на самом деле, стариков во власти тогда было не так уж много. Просто они были на виду. Но возьмите чуть ниже, чем Политбюро, и никаких стариков вы там не найдете. Не говоря уж об уровне предприятий, учебных заведений.
А посмотрите сегодня. На виду не очень старые, но реально все решают старики. Особенно в вузах, в Академии наук. Средний возраст кандидата наук неуклонно приближается к пенсионному, а что касается среднего возраста доктора наук – то, кажется, он скоро превысит продолжительность жизни черепахи.
Раньше, как только замечали у человека хоть какие-то способности, его всячески продвигали, создавали ему все условия для роста, как тогда говорили, «растили кадры». Сегодня, как только в пределах видимости начальства обнаружится кто-нибудь «подающий надежды», его сразу стараются «задвинуть», а то и вовсе уволить. Чтобы не «подсидел».
Даже если среди руководителей вы сегодня увидите молодых людей, не спешите радоваться, посмотрите, кто у них родители.
Раньше были шахтерские династии, династии токарей, трактористов. Они окружались всенародным почетом, о них писали газеты, а то и книги, показывали по телевизору. Конечно, уже и в этом ничего хорошего не было.
Но сейчас мы имеем совершенно иного рода династии: директорские, депутатские.
В СССР семейственность считалась недопустимой. Зять Брежнева Чурбанов занимал какое-то время пост министра внутренних дел, и это вызвало страшное возмущение в обществе, как только это обнаружилось.
А сегодня, – пожалуйста. Брат президента – депутат, шесть штук кумовьев были кто министрами, кто депутатами, кто главами областных администраций, один – Юрий Павленко – дважды, племянник Ярослав был в списке, но не прошел, поэтому ему пришлось удовлетвориться постом зам. главы облгосадминистрации. А еще есть куча односельчан, занимающих ответственные посты.
И это не исключение, а правило. Как для власти, так и для оппозиции. Сын Януковича – депутат. Брат Литвина еще в бытность его главой секретариата при Кучме стал командующим пограничными войсками. Даже в фракции КПУ, в которой депутатов – кот наплакал, нашлось место для сыночков. Так, И. Алексеев, которого сейчас считают «вторым лицом в партии», еще десять лет назад мыслил себе совершенно другую карьеру – работал по дипломатической части. Надо полагать, что он очень успешно распространял коммунистические идеи в Дании и в близлежащих странах, за что его и включили в список КПУ. Хотя, вполне может быть, что попал он туда по той причине, что его отец был руководителем аппарата фракции КПУ в Верховной Раде. Видимо, это место предложили ему, но он решил, что, поскольку сам очень старый, «передать его по наследству».
Ну, а если такое творится наверху, у всех на виду, то, что делается чуть ниже, – можете себе представить!
Раньше наследственной была только монархия. Сегодня же – любое начальническое место – директора школы, ректора университета, директора института.
Вот такая вот «преемственность поколений». Ее органично дополняет невозможность «выбиться в люди» для молодежи из бедных семей и просто для тех молодых людей, которые не согласны играть по таким правилам.
Некоторые ищут выход в том, чтобы выехать за рубеж. И таких «некоторых» очень и очень много – по некоторым социологическим опросам – большинство.
Но там они обнаруживают точно такую же систему, стократно усиленную тем, что в так называемых цивилизованных странах в большинстве случаев наших граждан просто за людей не считают, и им, за очень редкими исключениями, суждено всю жизнь оставаться людьми второго сорта.
Вот и получается, что «стареющее общество» – это не просто демографический термин. Это – социальный диагноз. Что увеличение в нем количества стариков и уменьшение доли молодежи – лишь следствие его социального старения, неспособности к развитию.
И если молодежь не согласна разделить участь стариков, то есть пытаться «доживать век» вместе со стариками или, что еще хуже, вместо стариков, она должна искать пути к тому, как поменять направление развития общества, превратить его из «стареющего» в «молодеющее». В таком обществе спасение не только для молодежи, но и для стариков, - на мой взгляд, оно будет самым лучшим «геронтологическим» средством.
Юлия Кавацюк
http://propaganda-journal.net/578.html
Tags: дискуссия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments